IX Международная студенческая электронная научная конференция
«Студенческий научный форум» - 2017
 
     






Андреянов Дмитрий Евгеньевич
1. На мой взгляд, вопрос «Могут ли машины делать то, что можем делать мы как мыслящие создания?» всё же идентичен вопросу «Могут ли машины думать?», поскольку делать что-либо как мыслящее создание подразумевает вначале подумать, а потом сделать что-то, основываясь на своих мыслях. Разве не так? 2. Наличие свойства аутопоэзиса, на мой взгляд является необходимым, но не достаточным свойством, что бы судить о системах ИИ на базе генетических алгоритмов, как об организованных живых сущностях. Это всё же "имитация" жизни. 3. Разве наличие мутаций в генетических алгоритмах не является проявлением своего рода "спонтанности" поведения машинного алгоритма?





АРХИВ "Студенческий научный форум"

ЭФФЕКТИВНОСТЬ ПРИМЕНЕНИЯ НЕОПИОИДНЫХ АНАЛЬГЕТИКОВ В КОМПЛЕКСНОЙ СТРЕСС-ЛИМИТИРУЮЩЕЙ ТЕРАПИИ РАННЕГО ПОСЛЕОПЕРАЦИОННОГО ПЕРИОДА У БОЛЬНЫХ ХИРУРГИЧЕСКОГО ПРОФИЛЯ
Журавлева М.С., Казанцева О.Н.
Текст научной работы размещён без изображений и формул.
Полная версия научной работы доступна в формате PDF


В настоящее время использование неопиоидных анальгетиков в периоперационном периоде в рамках современной концепции мультимодальной анестезии и анальгезии является базисным[3; 5].

Основным проявлением стресс-реакции в раннем послеоперационном периоде является гипертермия и болевой синдром. Данные состояния могут служить маркером как стрессорного повреждения, так и предиктором эффективности антистрессорной и органопротективной интенсивной терапии [3; 5; 6].

Принцип мультимодальности обезболивания на современном этапе реализуется воздействием на основные известные компоненты стресса-боли: 1) блокадой концевых рецепторов нервов (местная, аппликационная и др. анестезия) – местные анестетики; 2) нарушением передачи болевой информации (региональная анестезия); 3) стимуляцией антиноцицептивных стресс-лимитирующих систем: ГАМКергической (бензодиазепины, нартия- оксибутират и др.) и опиоид-ергической (опиаты и опиоиды); 4) блокадой NMDA-рецепторв, отвечающих за запуск гиперпродукции NO - кетамин. Предполагается, что оксид азота в высоких концентрациях может воздействовать на малые энкефалинергические интернейроны, которые блокируют вход ноцицептивной информации («контроль входных ворот»). В связи с этим, интенсивная патологическая стимуляция не контролируется нейронами заднего рога, что вызывает гипералгезию; 5) блокадой выработки тканевых алгогенных медиаторов (серотонин, гистамин, простагландины и др.), усиливающих феномен периферической сенситизации – нестероидные противовоспалительные средства (НПВП).

Терапевтическая ценность неопиодных анальгетиков объясняется их стресс-лимитирующим, противовоспалительным, органопротективным эффектом. Главным требованием к назначению данных анальгетиков является равновесие между эффективностью и безопасностью их применения. В настоящем исследовании проведена оценка эффективности назначенных неопиоидных анальгетиков в рамках стресс-лимитирующего эффекта (нормотермия) в условиях ОРИТ [5].

Цель работы: Изучить эффективность применения с антистрессорной и органопротективной целью парацетамола, метамизола натрия и ибупрофена (препаратов, входящих в клинический протокол ведения больных «Послеоперационная боль»), в комплексной интенсивной терапии раннего послеоперационного периода у больных хирургического профиля в раннем послеоперационном периоде [1; 2; 4].

Методика исследования: Исследование проводилось в палате интенсивной терапии, где на фоне лихорадки возникшей у 40 больных в первые 48 часов после выполнения плановых и экстренных хирургических вмешательств, выполнялась симптоматическая антипиретическая терапия и протоколы лечения послеоперационного болевого синдрома в рамках стресс-лимитирующего воздействия [1; 3; 5].

Больные были разделены на три группы. Первая составила 11 человек, получивших в качестве антипиретика 1000 мг метамизола натрия внутривенно; вторая - 14 человек, получивших 1000 мг парацетамола в/в (перфалган); третья - 15 человек, получивших 200 мг ибупрофена per os. Всем больным проводился мониторинг артериального давления, пульса, суммы биохимических показателей.

Больные представляли собой однородную по физиологическим параметрам выборку, средний вес 89,2±5,4 кг. Средний возраст больных составлял 46 лет (мин.21, макс.76 лет). Отношение мужчин и женщин составляло 75% и 25% соответственно.

Основу терапии послеоперационного болевого синдрома составляли внутримышечные инъекции опиатного анальгетика (промедол) и применение соответствующего неопиоидного анальгетика согласно рекомендациям по назначению. Интенсивность болевого синдрома оценивалась по ВАШ.

Контрольная термометрия осуществлялась через 1 час после назначения антипиретика. У больных, получивших ибупрофен, термометрия выполнялась повторно через 2 часа с момента приема антипиретика.

Результаты. На представленной таблице №1 показано что антипиретический эффект достигался во всех наблюдениях, однако выраженность в группе 1 (метамизол натрия) уступает выраженности в группах 2 и 3 (парацетамол и ибупрофен соответственно).

Таблица №1

Антипиретическая активность ненаркотических анальгетиков в раннем послеоперационном периоде

Группа наблюдения

Значения температуры

тела, M±m, С0, (р