X Международная студенческая научная конференция
«Студенческий научный форум» - 2018
 
     

К ВОПРОСУ О САМОРЕГУЛИРОВАНИИ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
Кулькова К.К.
Текст научной работы размещён без изображений и формул.
Полная версия научной работы доступна в формате PDF


Федеральное законодательство РФ предусматривает особую форму объединения предпринимателей, которая называется саморегулированием. Нормативный правовой акт, который регламентирует данное правовое явление, это Федеральный закон от 1 декабря 2007 г. № 315-ФЗ «О саморегулируемых организациях»1. Что же понимается под саморегулированием? Саморегулирование – это самостоятельная и инициативная деятельность субъектов предпринимательской деятельности, заключающаяся в разработке и установлении стандартов и правил, а также контроле за их соблюдением.

Саморегулирование выполняет две очень важных задачи. Во-первых, оно сокращает государственное вмешательство в сферу экономики, а во-вторых, позволяет осуществлять отдельные виды профессиональной деятельности.

Если обратиться к анализу мирового опыта, то можно сказать, что при расширении сфер саморегулирования предпринимательской и профессиональной деятельности происходят позитивные сдвиги, но только при том условии, если инициативу проявляют сами предприниматели или участники профессиональной деятельности по созданию саморегулируемых организаций и определению круга делегированных им полномочий2.

Если же инициативу проявляет государство, то есть осуществляет вовлечение в саморегулируемые организации путем, например, угрозы лишения профессии или недопуска к каким-либо видам предпринимательской

деятельности, то в таком случае саморегулирование может принести

________________

1 Федеральный закон от 01.12.2007 N 315-ФЗ (ред. от 03.07.2016) "О саморегулируемых организациях" (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.10.2016)// "Собрание законодательства РФ". – 2007. - № 49. - Ст. 6076.

2.Камышанский В.П. Деятельность по саморегулированию как объект гражданского правоотношения: пределы и ограничения//Власть закона. – 2017. - №1(29). – С.18.

негативные результаты.

Главную роль в процессе саморегулирования играют саморегулируемые организации или СРО, создаваемые субъектами предпринимательской деятельности. Подобные организации обладают специальной правоспособностью и относятся именно к некоммерческим организациям, то есть им позволено осуществлять только определенные виды деятельности в интересах их учредителей, которыми выступают юридические или физические лица.

Если вспомнить, что в принципе сущность саморегулирования сводится к тому, что сокращается государственное вмешательство в отдельные сферы экономической жизни, то получается, что вместо подобного вмешательства начинают действовать специальные правила, который бизнес добровольно разработал для собственного регулирования. То есть освобожденная область общественный отношений не становится белым пятном, где отсутствует правовое регулирование рынка товаров, работ и услуг, ее начинают регламентировать правила, разрабатываемые СРО строго в пределах их компетенции. В последующим такие правила принимаются членами СРО и начинают действовать.

Таким образом, законодатель наделил СРО публично-правовыми полномочиями в сфере установления стандартов и правил предпринимательской и профессиональной деятельности членов СРО, и функциями контроля для обеспечения соблюдения данных стандартов и правил. Государством же надзор производится исключительно за результатами подобной деятельности, так как оно взаимодействует не со всеми субъектами предпринимательской, а только с СРО, которые их объединяют.

СРО имеет свою правосубъектность, пределы и ограничения которой определяются целями и задачами института саморегулирования. Так, согласно ФЗ «О саморегулируемых организациях» сама СРО не обладает правом осуществления предпринимательской деятельности. Также она не обладает правом учреждения хозяйственных товариществ и обществ, которые осуществляют предпринимательскую деятельность, включающуюся в предмет саморегулирования для СРО. Если же деятельность хозяйственных товариществ и обществ не включается в предмет деятельности СРО, то она может быть учредителем таких хозяйственных обществ и товариществ, а значит, имеет право на часть дохода, который получают подобные организации.

В целом федеральное законодательство предписывает ограничения по субъектному составу следующим адресатам: собственно СРО, ее должностным лицам и иным работникам, связанными с СРО трудовыми отношениями.

П. 3 ст. 14 Закона № 315-ФЗ3 дает целый перечень действий, которые СРО не имеет права осуществлять. Так, например, она не может предоставлять принадлежащее ей имущество в залог в обеспечение исполнения обязательств иных лиц. Ей отказано в праве на приобретение тех акций, облигаций и иных ценных бумаг, которые выпускаются ее членами (исключение: оборот таких ценных бумаг на организованных торгах). Также ей запрещается выступать в качестве посредника ( или комиссионера либо агента) по реализации произведенных членами СРО работ, товаров и услуг). Таким образом, можно сказать, что ограничения, которые закрепляет закон, имеют свой главной целью обеспечить сохранность имущества, которое сформировано за счет участников СРО и обеспечивает надлежащее исполнение различных обязательств членами СРО перед своими контрагентами.

Законодательством устанавливаются ограничения не только для СРО как юридического лица, но и для лиц, которые единолично исполняют функции единоличного органа СРО. Однако подобный подход видится нелогичным, поскольку любой орган юридического лица, в том числе и единоличный не обладает самостоятельной правосубъектностью, является частью юридического

_________________

3Федеральный закон от 01.12.2007 N 315-ФЗ (ред. от 03.07.2016) "О саморегулируемых организациях" (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.10.2016)// "Собрание законодательства РФ". – 2007. - № 49. - Ст. 6076.

лица и действует от его имени4. ФЗ «О саморегулиемых организациях» также предусматривает ряд ограничений для лиц, выполняющих функции единоличного органа. Например, им запрещено заключение с членами СРО, а также их дочерними и зависимыми обществами любых договоров имущественного страхования, кредитных договоров либо соглашений о пору-чительстве. О каких же договорах в данном случае идет речь? Закон говорит именно о тех договорах, в которых единоличный орган (в качестве которого выступает физическое лицо) не может выступать на стороне страховщика или же кредитной организации.

Однако физическое лицо и так не может обладать статусом юридического лица в форме страховой компании или банка, для которых и так предусмотрена специальная правосубъектность и ограничение в виде осуществления исключительно страховой либо банковской деятельности.

Кроме этого, закон позволяет возложить дополнительные ограничения на СРО и ее работников, закрепив их в уставе СРО или посредством иных установленных СРО требований (например, локальные акты).

Следует сказать о том, что обязательное членство в СРО само по себе есть существенное ограничение свободы предпринимательства. Логичность и правомерность данных ограничений для лицензирования, технического регулирования и ряда других институтов предпринимательского права представляются вполне обоснованными и соответствуют ч. 3 ст. 55 Конституции РФ5. Стандарты же и правила СРО являются правовыми формами осуществления саморегулирования, поэтому, как, например, считает В.П. Камышанский, необходимо доработать и закрепить в ФЗ «О саморегулируемых организациях» четкие критерии, которые бы позволяли

_________________

4Камышанский В.П. Деятельность по саморегулированию как объект гражданского правоотношения: пределы и ограничения//Власть закона. – 2017. - №1(29). – С.22.

5 Конституция Российской Федерации" (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ, от 05.02.2014 N 2-ФКЗ, от 21.07.2014 N 11-ФКЗ)//"Собрание законодательства РФ". – 2014. - № 31. - Ст. 4398

определить пределы осуществления саморегулирования и обязательного членства в саморегулируемых организациях в качестве императивных норм, при этом сделав невозможным произвольное расширение сферы обязательного саморегулирования. Государственные органы передают свои функции СРО, которые обеспечивают законные интересы общества, а потому СРО надлежит осуществлять в этой сфере именно публичные функции. Поэтому, когда сменяется субъект осуществления публичной функции, то на членов СРО не должны накладываться дополнительные ограничения их прав и свобод.

Таким образом, можно сделать вывод, что ужесточаться стандарты деятельности членов СРО должны исключительно по воле ее членов, но подобные стандарты никак не должны выступать как собственное творение СРО, которое бы предусматривало предложение присоединиться к ним как участникам субъектам предпринимательской или профессиональной деятельности, а иначе подобные субъекты могут быть лишены допуска к профессии или им может быть установлен запрет осуществлять определенные виды деятельности.

Список литературы

1. Конституция Российской Федерации" (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ, от 05.02.2014 N 2-ФКЗ, от 21.07.2014 N 11-ФКЗ)//"Собрание законодательства РФ". – 2014. - № 31. - Ст. 4398

2. Федеральный закон от 01.12.2007 N 315-ФЗ (ред. от 03.07.2016) "О саморегулируемых организациях" (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.10.2016)// "Собрание законодательства РФ". – 2007. - № 49. - Ст. 6076.

3. Булгакова Л.И. Правовые проблемы саморегулирования предпринимательской деятельности//Труды Института государства и права Российской академии наук. – 2007. - №2. – С. 72 – 81.

4. Ершова И.В., Аганина Р.Н. Саморегулирование предпринимательской и профессиональной деятельности: единство и дифференциация//Актуальные проблемы российского права. – 2015. - № 6. – С. 203 – 208.

5. Камышанский В.П. Деятельность по саморегулированию как объект гражданского правоотношения: пределы и ограничения//Власть закона. – 2017. - №1(29). – С.18 – 26.

6. Мохов А.А. Правовые режимы осуществления экономической деятельности и саморегулирование предпринимательской или профессиональной деятельности//Законы России: опыт, анализ, практика. – 2015. - №4. – С. 9 – 14.