Table 'system_articles_sessions' is marked as crashed and should be repaired К ВОПРОСУ О НЕДОБРОСОВЕСТНОСТИ КРЕДИТОРОВ В ИНСТИТУТЕ БАНКРОТСТВА - X Студенческий научный форум - 2018
     
 
X Международная студенческая научная конференция
«Студенческий научный форум» - 2018
 
     

К ВОПРОСУ О НЕДОБРОСОВЕСТНОСТИ КРЕДИТОРОВ В ИНСТИТУТЕ БАНКРОТСТВА
Гадельбаева Л.А.
Текст научной работы размещён без изображений и формул.
Полная версия научной работы доступна в формате PDF


По делам о несостоятельности (банкротстве) нередки случаи злоупотреблений со стороны должника и заинтересованных по отношению к должнику лиц. Такие лица порой искусственно создают требования и включают их в реестр требований кредиторов для того, чтобы получить контрольный пакет голосов на собрании кредиторов. Встречаются случаи включения в реестр требований кредиторов, состоящих в «сговоре» с должником, которые подтверждаются решениями третейских судов. Существующие пробелы в действующем законодательстве о банкротстве позволяют входящим в одну группу с должником лицам делать банкротство должника в той или иной степени управляемым даже без наличия решения третейского суда, подтверждающего соответствующую задолженность. В каких ситуациях это происходит и как можно попытаться противостоять включению в реестр требований кредиторов?

Заинтересованные кредиторы могут заключить мировое соглашение на максимально выгодных для должника условиях.Следует отметить, что Федеральный закон от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон № 127-ФЗ) не содержит специального определения группы лиц и дает лишь отсылку к антимонопольному законодательству, которое приводит дефиницию указанного понятия.Термин «группа лиц» появляется в Законе № 127-ФЗ в связи с раскрытием такого понятия, как «заинтересованное лицо по отношению к должнику».

Цитата: «В целях настоящего Федерального закона заинтересованными лицами по отношению к должнику признаются: лицо, которое в соответствии с Федеральным законом от 26 июля 2006 года № 135-ФЗ «О защите конкуренции» входит в одну группу лиц с должником; лицо, которое является аффилированным лицом должника» (п. 1. ст. 19 ФЗ № 127-ФЗ).

Группой лиц признается совокупность физических лиц и (или) юридических лиц, соответствующих одному или нескольким признакам, закрепленным в ч. 1 ст. 9 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее – Закон № 135-ФЗ).. Действующее законодательство о банкротстве позволяет лицам, входящим в одну группу с должником, добиваться включения своих требований в реестр и получать большинство голосов на собраниях кредиторов. При этом такие требования могут создаваться искусственно. К примеру, путем заключения должником, предчувствующим свое скорое банкротство, договоров займа со своим заинтересованным лицом, заведомое невозвращение заемных средств по которым откроет дорогу в реестр такому заинтересованному лицу.

Еще одним примером подобного недобросовестного требования является приобретение заинтересованным лицом прав требования к должнику по договорам уступки у первоначальных кредиторов должника. Новый (заинтересованный) кредитор при этом может выступить цессионарием по нескольким договорам и тем самым консолидировать сразу несколько первоначальных требований к должнику. Особенно, если в качестве цедентов выступают физические лица, которым проще сразу получить денежные средства по договору уступки, а не вступать в длительное дело о банкротстве. Ведь участие в нем требует более профессиональных знаний и юридических навыков. В такой ситуации первоначальное требование (уступаемое по договору уступки) может быть правомерным и подлежащим включению в реестр. Но сама уступка, совершаемая с целью установления нарушающего права добросовестных кредиторов контроля за принятием собранием кредиторов решений, является фактором, который «опорочивает» требование, предъявляемое цессионарием в деле о банкротстве должника.

Опасность ситуации заключается прежде всего в том, что заинтересованные кредиторы в описываемой ситуации могут принимать решения, относящиеся к исключительной компетенции собрания кредиторов (п. 1 ст. 12 Закона № 127-ФЗ). Например, заключить мировое соглашение, условия которого будут максимально щадящими для должника. Или наоборот, ходатайствовать перед судом об открытии конкурсного производства, несмотря на положительное заключение арбитражного управляющего о возможности восстановления платежеспособности должника и его рекомендации о введении финансового оздоровления или внешнего управления.

Недобросовестного кредитора можно определить по ряду типичных признаков:

1.полная согласованность действий. Должник никак не оспаривает требования такого кредитора, а напротив, всячески способствует их скорейшему включению в реестр. На собраниях кредиторов представители должника в своих выступлениях поддерживают те варианты, которые предлагаются представителями близких им кредиторов. Даже в случае обжалования судебных актов, которыми требования таких заинтересованных кредиторов включались в реестр, должник в своих отзывах на жалобы и выступлениях в судебном заседании просит указанные судебные акты оставить без изменения;

2. кредитор и должник входят в одну группу лиц. В частности, это может выражаться в том, что кредитор и должник находятся под контролем одной управляющей компании. Представителем такого заинтересованного кредитора в деле о банкротстве может оказаться лицо, которое в недалеком прошлом или даже в настоящее время представляет интересы должника по другим судебным делам;

3. приобретение тесно связанным с должником лицом прав требования к должнику по договорам уступки у первоначальных кредиторов должника (как правило, сразу у нескольких);

4. заинтересованный кредитор предоставляет в качестве подтверждения своих требований документы, которые могут находиться только у должника. Это могут быть, к примеру, платежные поручения, подтверждающие перечисление денежных средств в счет договора займа кредитором, но с отметкой об исполнении поручения банка должника.

Необходимо отметить, что не всегда связь между лицом, вступающим в дело о банкротстве с целью включения своих требований, и должником столь очевидна. Нужно обращать внимание и на тех лиц, которые приобрели право требования путем договора цессии у кредиторов, аффилированных с должником. Эти лица могут не преследовать собственной выгоды и действовать в интересах недобросовестных кредиторов.

В настоящее время большинство судов занимает консервативную и наиболее простую для себя позицию при решении вопросов о включении в реестр кредиторов, которые имеют взаимовыгодные договоренности с должником. На возражения иных кредиторов против требований таких лиц суды, как правило, отвечают, что законом включение такого кредитора в реестр прямо не запрещено, поэтому у суда нет оснований для отказа во включении в реестр.

Такая позиция судов (вызванная, прежде всего, недостатками законодательного регулирования) приводит к парадоксальным с точки зрения здравого смысла ситуациям. В реестре требований кредиторов большинство подчас занимают кредиторы, которые входят в одну группу лиц с должником. Некоторые из них даже могут быть «материнскими» компаниями по отношению к должнику.

Очевидно, что лица, влияние и решения которых привели к наличию у должника признаков банкротства и последующему введению в отношении него соответствующих процедур, не должны и дальше иметь доступ к управлению должником. Именно этим обусловлены нормы Закона № 127-ФЗ, согласно которым последствием введения (открытия) ряда процедур банкротства является прекращение полномочий органов управления должника.

Между тем очевидно, что злонамеренное (например, путем приобретения прав требований к должнику) получение большинства голосов в реестре аффилированными с должником лицами, по сути, ничего не меняет в системе управления данной компанией. Следовательно, такие кредиторы не только получают часть денежных средств, вырученных от продажи конкурсной массы должника, но и обеспечивают сохранение прежней схемы влияния на должника, которая привела его к банкротству.

Способом борьбы с недобросовестными кредиторами должника является исключение судом, рассматривающим дело о банкротстве, требований такого кредитора из реестра (п. 6 ст. 16 Закона № 127-ФЗ).

Вообще, сфера применения указанного института гораздо шире и не ограничивается одной лишь борьбой с заинтересованными кредиторами должника. Необходимость исключения из реестра требования кредитора (полностью или в части) может быть обусловлена, в том числе и тем, что правовых оснований для включения в реестр указанного требования, в действительности, не было. А суд включил его в реестр, не разобравшись в ситуации досконально (что, с учетом объема некоторых дел о банкротстве, вполне объяснимо).

Необходимо усилить проверку обоснованности требований кредиторов. Установление запрета на включение кредиторов, имевших договоренности с должником, в реестр требований кредиторов будет являться несоразмерной санкцией, особенно, в отношении тех кредиторов, которые приобрели права требования у аффилированных лиц должника. Нельзя забывать и о презумпции добросовестности участников гражданского оборота. Чтобы предотвратить случаи включения необоснованных требований кредиторов в реестр, необходимо закрепить в законе правило о проведении более тщательной проверки таких требований.

Кроме того, объективная необходимость исключения требования из реестра возникает, когда в него включаются требования нового кредитора, который, знакомясь с материалами дела, обнаруживает необоснованность нахождения в реестре некоторых из требований, внесенных ранее. В связи с чем он не мог возражать против их включения в реестр. Необходимо заметить, что требования кредиторов включаются в реестр требований кредиторов и исключаются из него арбитражным управляющим или реестродержателем исключительно на основании вступивших в силу судебных актов, устанавливающих их состав и размер (п. 6 ст. 16 Закона № 127-ФЗ).

Мотивация судебных актов об отказе в исключении требований кредиторов из реестра бывает различной. Начиная с аргумента о том, что судебный акт, которым требование включалось в реестр, был оставлен без изменения актами вышестоящих инстанций, заканчивая тезисом об отсутствии у конкурсного кредитора права просить суд об исключении из реестра требования другого кредитора. Как правило, такой тезис сопровождается ссылкой на возможность пересмотра соответствующего судебного акта по новым или вновь открывшимся обстоятельствам. В пользу правомерности обращения в суд с заявлением об исключении из реестра требований иного кредитора, можно привести следующие доводы.

Во-первых, требования кредиторов включаются в реестр определением арбитражного суда по делу о банкротстве соответствующего должника. Зачастую такие требования не подтверждаются вступившими в законную силу судебными актами по иному (исковому) делу, поскольку законодательство о банкротстве предъявляет такое требование лишь к заявлению о признании должника банкротом. Между тем определение о включении требований кредитора в реестр решением суда не является, в связи с чем (при отсутствии вступившего в законную силу решения, подтверждающего требования кредитора) разногласия по данным требованиям кредитора в силу п. 10 ст. 16 Закона № 127-ФЗ подлежат рассмотрению судом.

Во-вторых, исключение требований из реестра по заявлению лица, участвующего в деле о банкротстве (ст.ст. 16, 60 Закона № 127-ФЗ), и пересмотр судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам (гл. 37 АПК РФ) являются самостоятельными процессуальными институтами, имеющими различное назначение и предполагающими дифференцированный друг от друга порядок рассмотрения соответствующих заявлений.

Основные отличия указанных институтов заключаются в следующем:

сфера применения исключения требований из реестра значительно уже – это, само собой, лишь дело о несостоятельности (банкротстве);

исключение требований из реестра по соответствующему заявлению, в отличие от пересмотра судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам, не предполагает наличие обстоятельств, неизвестных заявителю на момент рассмотрения дела;

исключение требований из реестра не сопряжено с отменой судебного акта, которым требования были включены в реестр.

Кредитор вправе обратиться в суд с заявлением об исключении из реестра требования другого кредитора

Представляется, что проблема включения в реестр требований аффилированных с должником кредиторов должна найти свое законодательное решение, а до этого времени – разрешаться судами при помощи того процессуального инструментария, который в настоящее время предоставлен лицам, участвующим в деле о банкротстве, для защиты их прав.

Список литературы

  1. Малиновский, А.А. Злоупотребление правом: книга. М., 2002. С. 34.

  2. Скловский К. К вопросу о применении понятий добросовестности и основы правопорядка и нравственности // Хозяйство и право. 2005. № 8. С. 143.

  3. Емельянов В.И. Разумность, добросовестность, незлоупотребление гражданскими правами. М.: Лекс-Книга, 2002. С. 117.

  4. Волков А.В. "Принцип недопустимости злоупотребления гражданскими правами в законодательстве и судебной практике (Анализ более 250 судебных дел о злоупотреблении правом)".

  5. Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)", N 127-ФЗ | ст 16

  6. Федеральный закон от 26.10.2002 N 127-ФЗ (ред. от 25.11.2017) "О несостоятельности (банкротстве)"