Table 'system_articles_sessions' is marked as crashed and should be repaired О РЕФОРМЕ ПРАВОВОГО ИНСТИТУТА ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВ И ФИЛИАЛОВ ИНОСТРАННЫХ КОММЕРЧЕСКИХ ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ В РОССИИ - X Студенческий научный форум - 2018
     
 
X Международная студенческая научная конференция
«Студенческий научный форум» - 2018
 
     

О РЕФОРМЕ ПРАВОВОГО ИНСТИТУТА ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВ И ФИЛИАЛОВ ИНОСТРАННЫХ КОММЕРЧЕСКИХ ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ В РОССИИ
Степнова К.Н., Мусаева М.Т.
Текст научной работы размещён без изображений и формул.
Полная версия научной работы доступна в формате PDF


В настоящее время иностранные субъекты, в том числе иностранные юридические лица (компании, корпорации), широко представлены в России. При этом можно выделить несколько форм такого представительства. Прежде всего это прямое, непосредственное присутствие иностранных юридических лиц в России, минуя посредников и посреднические структуры в России. Кроме того, иностранные юридические лица могут участвовать в создании юридических лиц по российскому праву. В этом случае иностранные юридические лица выступают в качестве участников российских юридических лиц (совместных предприятий). Однако особо следует выделить создание иностранными юридическими лицами филиалов и представительств на территории Российской Федерации. Именно о последней форме участия иностранных юридических лиц в хозяйственной деятельности на территории России и пойдет речь в настоящей статье.

Представительство и филиал являются частью структуры иностранного юридического лица и позволяют в полной мере участвовать ему в российских хозяйственных отношениях. Финансирование представительства и филиала не может рассматриваться в качестве базы для исчисления налогообложения, если такое финансирование осуществляется для поддержания деятельности такого подразделения. Сложным является финансирование совместного предприятия (российского юридического лица) или российского юридического лица, полностью принадлежащего иностранному лицу. Здесь финансирование может рассматриваться только в качестве получения заемных средств, увеличения уставного капитала и др., что, в конечном итоге, может стать основой для исчисления налога. В этой связи представительство и филиал являются оптимальной формой присутствия иностранного юридического лица в России.

В 2015 году произошли существенные реформы правового статуса представительств и филиалов иностранных юридических лиц. Можно полагать, что эти реформы стали следствием совершенствования российского законодательства о юридических лицах в 2014 г.Приказом Федеральной налоговой службы от 26 декабря 2014 г. № ММВ-7-14/680 был утвержден порядок аккредитации представительств и филиалов иностранных юридических лиц, осуществляющих деятельность на территории Российской Федерации. Этим порядком были изменены существующие до этого правила аккредитации. Если ранее аккредитацией представительств и филиалов занимались Торгово-промышленная палата РФ и Федеральное бюджетное учреждение «Государственная регистрационная палата при Министерстве юстиции Российской Федерации», то с 1 января 2015 г. ответственным по этому вопросу стал соответствующий территориальный орган Федеральной налоговой службы (Межрайонная ИФНС № 47 по г. Москва). В настоящее время, согласно статистике Федеральной налоговой службы с сайта www.nalog.ru, в России аккредитовано 2242 представительств и филиалов иностранных юридических лиц, до 1 января 2015 г. их было 4816. То есть имеет место снижение количества таких филиалов и представительств в более чем два раза. Это обстоятельство можно объяснить прежде всего трудностями процедуры аккредитации в 2015 г., несовершенством соответствующей нормативной базы.

Основу для процедуры создания и прекращения деятельности представительства и филиала иностранного юридического лица составил Федеральный закон от 9 июля 1999 г. № 160-ФЗ «О иностранных инвестициях в Российской Федерации». Обращаясь к истории развития процедуры аккредитации, можно отметить Положение о порядке открытия и деятельности в СССР представительств иностранных фирм, банков и организаций (утв. постановлением СМ СССР от 30 ноября 1989 г. № 1074). С советского времени, что подтверждает и указанное Положение 1989 г., представительствам и филиалам выдавалось «разрешение», подразумевающее разрешительный порядок их создания («не иначе как с особого разрешения»). Временное положение «О порядке аккредитации филиалов иностранных юридических лиц, создаваемых на территории Российской Федерации» (утв. Минюстом РФ 31 декабря 1999 г.) возлагало полномочия по соответствующей «аккредитации и ведения государственного реестра» на Государственную регистрационную палату при Министерстве юстиции Российской Федерации.

Однако с 1 января 2015 года такая процедура находится в отношении иностранных коммерческих юридических лиц практически полностью в ведении налоговых органов. В настоящее время представительство или филиал иностранного юридического лица считаются созданными (или прекратившими свое существование) в день внесения соответствующей записи в государственный реестр аккредитованных представительств и филиалов иностранных юридических лиц, являющимися информационной системой (абз. 2 п. 3 ст. 4 ФЗ «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации»).

Особенности налогового учета иностранных организаций устанавливаются Министерством финансов Российской Федерации (ст. 83 НК РФ). Если ранее основанием для постановки на учет считался факт аккредитации (факт выдачи соответствующего свидетельства со стороны ТПП РФ и др.), то с 1 января 2015 года постановка на учет осуществляется по месту осуществления деятельности представительства или филиала на основании сведений, содержащихся в государственном реестре аккредитованных представительств и филиалов иностранных юридических лиц (абз. 3 п. 4 ст. 83 НК РФ).

Создание и деятельность иностранных представительств и филиалов многие годы обуславливала многочисленные проблемы в связи с несовершенством нормативной базы. С какими теоретическими и практическими проблемами может быть связана практика аккредитации и деятельности представительств и филиалов иностранных юридических лиц в настоящее время?

Проблемы на этапе аккредитации. Этап начала аккредитации и переаккредитации представительств и филиалов иностранных юридических лиц выявил многочисленные проблемы, которые частично нашли свое отражение в Постановлении Девятого арбитражного апелляционного суда от 26 ноября 2015 г. № 09АП-46883/15. Это постановление весьма показательно. Иностранное юридическое лицо получило отказ от налогового органа в аккредитации на основании того, что заявитель представил документы с нарушением срока, т. е. дата выдачи или составления документа (решение налогового органа иностранного государства о присвоении лицу индивидуального идентификационного номера) составила более 12 месяцев. Суд указал, что «формальный подход инспекции к проверке документов не может быть признан правомерным, поскольку решение о присвоении идентификационного номера по НДС от 19 марта 2013 г. не может быть получено обществом с иной датой, чем оно издано, а актуальность его содержания в срок не более 12 месяцев подтверждается выпиской из судебного реестра Торгового суда…, что не противоречит положениям Приказа… № ММВ-7-14/б80@ и соответствует воле уполномоченного органа, заложенной в данном приказе, направленной на предоставление заявителями актуальных и достоверных сведений в отношении иностранного юридического лица». К сожалению, данный случай отказа в аккредитации на основании, что соответствующие решения слишком «старые», не является единичным. Автор настоящей статьи стал, например, свидетелем отказа налогового органа в аккредитации иностранному юридическому лицу в том числе на том основании, что предоставленные заявителем номера налогового учета противоречат друг другу. Заявитель же (немецкая организация), за неимением точного соответствия российского ИНН в иностранных реестрах предоставил все имеющиеся у него коды, а именно «налоговый номер в Финансовом управлении» и «идентификационный номер по налогу на добавленную стоимость». Кстати, именно последний стал для органа аккредитации основой для принятия решения о противоречии данных, хотя в приведенном выше решении подобный номер рассматривался тем же органом как надлежащий, но «устаревший».

В этой связи следовало бы обратить внимание на положения в т. ч. ст. 1202 ГК РФ о личном статусе иностранного юридического лица, определяемым по праву страны, где учреждено юридическое лицо. Соответственно, необходимо подходить к анализу существующих регистрационных данных иностранного юридического лица не только на основании положений российского права, а с учетом и специфики иностранного правопорядка. Здесь следует упомянуть основополагающее положение ст. 1186 ГК РФ об определении подлежащего применению права и ст. 1187 ГК РФ о квалификации юридических понятий при определении права, подлежащего применению.

Проблемы присутствия иностранных юридических лиц в форме квази-представительств и квази-филиалов. В литературе уже было справедливо отмечено, что иностранные организации вправе осуществлять деятельность в России при отсутствии у них аккредитованных в России представительств и филиалов. Вместе с тем в этом заключаются и существенные экономические и правовые риски.

Законодатель предусматривает, что иностранное юридическое лицо считается имеющим свое постоянное представительство в случае, если это лицо осуществляет поставки с российской территории товаров, если оно осуществляет определенную деятельность на территории Российской Федерации через лицо, которое на основании договора представляет интересы такого иностранного юридического лица в России, действует в России от имени этой организации, имеет и регулярно использует полномочия на заключение контрактов или согласование их существенных условий от имени иностранного лица, создавая при этом правовые последствия для данной иностранной организации (зависимый агент) (п. 9 ст. 306 НК РФ). Остается открытым вопрос, каким образом применять указанное положение к представительским отношениям между иностранным индивидуальным предпринимателем и российским физическим лицом. Насколько возможно применение ст. 306 НК РФ к гражданско-правовым отношениям с участием иностранных субъектов права? К сожалению, на эти вопросы можно дать отрицательный ответ.

Недобросовестный иностранный субъект права будет противиться созданию представительства или своего филиала в России, чтобы избежать возможной ответственности, надеясь на то, что возможные высокие расходы (судебные и иные издержки) исключат возможность заявления российским субъектом права требования в другом государстве (здесь обращает на себя внимание проблематика ст.1034 ГК РФ об ответственности правообладателя – иностранного субъекта права – по требованиям, предъявляемым к пользователю в рамках договора коммерческой концессии). Так, согласно общим требованиям подсудности требование (иск, жалоба и т. п.) предъявляется по месту нахождения ответчика (ст. 35 АПК РФ, ст. 28 ГПК РФ). Причем иск к юридическому лицу, вытекающий из деятельности его филиала, представительства, расположенных вне места нахождения юридического лица, может быть предъявлен в суд по месту нахождения юридического лица или его филиала, представительства (ч. 5 ст. 36, альт. 2 ч. 1 ст. 247 АПК РФ, ч. 2 ст. 29 ГПК РФ). Безусловно, для физических лиц (непредпринимателей) имеется больше процессуальных возможностей заявить исковые требования в России: например, в суд по месту жительства или по месту пребывания истца или по месту исполнения договора в делах по защите прав потребителей (ч. 7 ст. 29 ГПК РФ, см. также ч. 4 ст. 36 АПК РФ).

В этой связи особое значение приобретает Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 9 июля 2013 г. № 158, где в п. 9 суд сделал вывод, что «постоянное место деятельности, через которое полностью или частично осуществляется коммерческая деятельность иностранного лица на территории Российской Федерации, может для целей пункта 2 части 1 статьи 247 АПК РФ признаваться филиалом или представительством такого лица независимо от факта его формальной регистрации в установленном законом порядке».

Представительство иностранного юридического лица, как и филиал, в целом, в своем правовом статусе соответствует представительству (филиалу) российского юридического лица, представляя и осуществляя защиту интересов юридического лица (п.п. 1 и 2 ст. 55 ГК РФ, п.п. 3 и 4 ст. 5 Федерального закона от 8 февраля 1998 г. № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», п.п. 2 и 3 ст. 5 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. № 208-ФЗ «Об акционерных обществах»). В этом проявляется национальный режим для иностранных субъектов права.

В этой связи следует обратить на один из примеров отказов в аккредитации представительства иностранного юридического лица, имевшем место в практике аккредитационных процедур в 2015 году у автора настоящей статьи. Орган аккредитации (налоговый орган) в своем решении указал, что в представленном иностранным лицом положении о представительстве отсутствует информация о видах деятельности представительства в нарушении требований п. 1 ст. 22 Федерального закона от 9 июля 1999 г. «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации». Однако единственным видом деятельности представительства – в отличие от филиала, в отличие от юридического лица – может быть (и является) представительство интересов головного предприятия и защита таких интересов (п. 1 ст. 55 ГК РФ). При этом в спорном положении в ряде пунктов деятельность представительства была определена в рамках именно самого представительства интересов головной организации и их защиты: «представление и соблюдение интересов…», «представление интересов…, сбор информации, исследование перспектив экономического сотрудничества и расширение деловых контактов.» и др. Цели и виды деятельности представительства совпадают, но это не может противоречить действующему правопорядку. Разграничение целей и видов деятельности не находит четкого отражения в законодательства, поэтому вряд ли имеются основания требовать такого разграничения от иностранных юридических лиц. При этом, расширяя описание видов и/или целей своей деятельности иностранное юридическое лицо окажется в опасной близости от филиала, что, в свою очередь может, очевидно, служить основой для отказа в аккредитации.

Российское гражданское и предпринимательское право в настоящее время развивается в рамках реализации Концепции развития гражданского законодательства 2009 года. При этом особо следует отметить реформирование раздела о юридических лицах в Гражданском кодексе РФ, части второй, в результате которого окончательно оформилась область т. н. корпоративного права. В развитии области корпоративного прав российский законодатель следует иностранному правовому опыту, что подчеркнуто в указанной Концепции. При этом российскому законодателю следует четче определить требования и саму процедуру оформления правового статуса представительств и филиалов иностранных юридических лиц. Вполне возможно упростить такие требования для расширения присутствия иностранных субъектов права на российском рынке. Подобное упрощение не будет свидетельствовать о слабости законодателя, а станет ярким показателем правовой лояльности к иностранным инвесторам. Это предоставит также и компетентным (налоговым) органам достаточно возможностей для совершенствования процедур аккредитации представительств и филиалов иностранных юридических лиц.

Список использованных источников

  1. Закон РФ от 7 июля 1993 г. № 5340-1 «О торгово-промышленных палатах в Российской Федерации» // Российская газета. – 12 августа 1993 г.

  2. Приказ Минфина РФ от 30 сентября 2010 г. № 117н «Об утверждении Особенностей учета в налоговых органах иностранных организаций, не являющихся инвесторами по соглашению о разделе продукции или операторами соглашения» // Российская газета. – 24 ноября 2010 г., № 265.

  3. Приказ ФНС от 26 декабря 2014 г № ММВ-7-14/680 // опубликован на «Официальном интернет-портале правовой информации» (www.pravo.gov. ru) 4 марта 2015 г.

  4. Проект Концепции развития законодательства о юридических лицах // Вестник гражданского права. – 2009. – № 2. – С. 9–73.

  5. Чуряев А. В. Легитимация филиалов и представительств иностранных юридических лиц // Журнал российского права. – 2013. – № 3. – С. 40–49.