X Международная студенческая научная конференция
«Студенческий научный форум» - 2018
 
     

ИСТОРИЯ ИЗУЧЕНИЯ ЗАВИСИМОСТИ ХАРАКТЕРА ЭМОЦИОНАЛЬНОГО КОМФОРТА
Тасуева М.А.
Текст научной работы размещён без изображений и формул.
Полная версия научной работы доступна в формате PDF


Американский психолог Уильям Джеймс, создатель одной из первых теорий, в которых субъективный эмоциональный опыт соотносится с физиологическими функциями, описывал огромную роль эмоций в жизни человека следующими словами: «представим себе, если это возможно, что мы внезапно лишились всех эмоций, которыми наполняет нас окружающий мир, и попытаемся вообразить этот мир таким, каков он есть сам по себе, без нашей благоприятной или неблагоприятной оценки, без внушаемых им надежд или опасений. Такого рода отчуждение и безжизненное представление будет для нас почти невозможным. Ведь в нем ни одна часть Вселенной не должна иметь большего значения, чем какая-либо другая, и вся совокупность вещей и событий не будет иметь смысла, характера, выражения или перспективы. Все ценное, интересное и важное, что каждый из нас находит в своем мире, - все это чистый продукт созерцающей личности».

Работы Джеймса, проведенные в конце XIX века, вместе с учением З. Фрейда и некоторыми другими теориями, относящиеся к XX веку, послужили фундаментом для современных исследований мозга и эмоций.

Всем известны изменения, которые сопровождают эмоциональное возбуждение, - изменения в ритме сердца, дыхания, моторике желудка, кишечника и т. п. Уже не меньше ста лет ученые знают, что всеми этими изменениями руководит мозг, но, каким образом мозг вызывает эти изменения и как они связаны с эмоциями, которые испытывает личность, обычно остается предметом споров.

Зигмунд Фрейд обучался неврологии, и его ранние работы были посвящены нервной системе. Он не был согласен с господствовавшим в его время представлением о мозге как комплексе локальных специализированных областей (эти представления опирались на данные Поля Брока и Карла Вернике, открывших специфические «речевые центры»). В статье «Проект научной психологии» Фрейд высказал предположения о том, как действует нервная система. Его гипотезы удивительно точно предвосхитили последующие открытия.

Фрейд пытался объединить все представления в теорию, объясняющую работу мозга, и, в частности, роль эмоций в процессе мышления. Он полагал, что низкий уровень возбуждения нервных элементов в глубине головного мозга вызывает подсознательное чувство дискомфорта. Переданное в кору, это чувство может возбуждать потребности во взаимодействии с внешним миром, как это происходит, например, при еде. Это взаимодействие, в свою очередь, ведет к уменьшению первоначального дискомфорта, поэтому вызывает чувство удовольствия. Удовольствие имеет тенденцию усиливаться, т. е., уменьшать сопротивление «контактных барьеров» между нервными элементами при последующей передаче сигналов, повторяющиеся разряды в одном и том же проводящем пути все больше облегчают такую передачу - иными словами, происходит научение.

Подобное научение, или опыт, как полагал Фрейд, изменяет структуру «сердцевины» (глубинной области) головного мозга. От того, какие пути в этой области окажутся наиболее проторенными, будет зависеть структура человеческого «Я», или личности. Эффективные проводящие пути становятся «мотивами», когда кора воспринимает эти мотивы, они становятся «желаниями». «Эмоции, - говорил Фрейд, - это усиление или уменьшение чувства дискомфорта в глубине мозга».

За несколько лет до того, как была написана статья Фрейда, Уильям Джеймс, отталкиваясь от идей датского психолога Карла Ланге, сформулировал концепцию, которая сегодня известна как теория Джеймса-Ланге.

Казалось бы, всякий, увидев перед собой пасть льва, сначала осознает, что ему «страшно», и лишь потом ощутит вегетативное возбуждение, сопровождающее чувство страха. Но иногда случается, что мы, сидя дома, вдруг чувствуем, что-то движется возле нас. И, хотя мы может быть неуверенны в том, что именно мы видим и видим ли вообще что-нибудь, сердце учащенно забьется, а во рту станет сухо.

Согласно теории Джеймса-Ланге, человек, оцепеневший на мгновение после напугавшего его события, сначала замечает, что сердце его колотится и во рту пересохло, а уже затем делает вывод, что ему страшно. В сущности, эта теория предполагает, что после восприятия, вызвавшего эмоцию, субъект переживает эту эмоцию, как ощущение физиологических изменений в собственном организме. Иными словами, физические ощущения и есть сама эмоция. Как говорил Джеймс: «И мы грустим, потому что плачем, сердимся, потому что наносим удар, боимся, потому что дрожим».

Уолтер Кэннон, пришел к поразительному выводу, что в теории Джеймса-Ланге ошибочно само исходное предположение о том, что каждой эмоции соответствует свой собственный набор физиологических изменений. Исследования Кэннона показали, что одни и те же физиологические сдвиги могут сопровождать несколько разных эмоций. Например, мурашки появляются и тогда, когда мы слушаем прекрасную музыку, и тогда, когда наблюдаем вскрытие трупа. Таким образом, эмоции - это нечто большее, чем ощущение, связанное с вегетативной реакцией. Современные данные свидетельствуют в пользу точки зрения Кэннона. Состояния возбуждения при сильных эмоциональных реакциях действительно кажутся одинаковыми, и они доходят до сознания сравнительно медленно.

Благодаря работам Джеймса У. Папеса и его продолжателей мы сегодня знаем, что эмоции - это не функция специфических «центров» мозга, а результат активности сложной сети «круга Папеса». Папес назвал свою схему «потоком эмоций». Он утверждал, что при объединении этих потоков «сенсорные возбуждения... получают свою эмоциональную окраску». Вклад Папеса сегодня составляет основу того, что ученые сегодня знают о нейроанатомии эмоций.

Чарлз Дарвин также изучал эмоции. Его исследования, систематизированные в работе «Выражение эмоций у человека и животных» привели его к убеждению, что многие проявления чувств в жестах и мимике - результат эволюционного процесса. Уже у новорожденных бывает выражение, похожее на улыбку. Это, по-видимому, чисто рефлекторное явление, не связанное с событиями окружающего мира. Конечно, прежде всего, возникает плач. Первый звук, который издает новорожденный - это крик. В первые месяцы ребенок плачет, но уже через несколько недель его улыбка становится более определенной, и ребенок улыбается на самые разнообразные стимулы, затем, примерно в два с половиной месяца, появляется социальная улыбка - улыбка, обращенная к другому человеческому лицу. С этого момента ребенок требует социальных контактов. Формы поведения, связанные с улыбкой и плачем, и их развитие, по-видимому, универсальны и отражают процесс созревания нервной системы. Даже у детей, рожденных слепыми, наблюдается та же последовательность событий.

Развитие ряда эмоций связано с социальным обучением, а не с физиологической реакцией; таковы, например, стыд, зависть, чувство вины. Такие эмоции называются сложными эмоциями и люди различных культур не в состоянии распознавать их так же легко, как они распознают простые эмоции. Очевидно, выражение этих эмоций зависит от особенностей культуры. Нормы той или иной культуры, ее неписанные правила переходят от родителей к детям, формируя способ выражения, а иногда и содержание таких эмоций. Например, на Таити не принято выражать печаль и в таитянском языке нет слова для выражения этой эмоции. Поэтому таитянин, у которого умер кто-то из близких и который чувствует то, что мы называем печалью, полагает, что это странное чувство является симптомом болезни. Как показывает анализ работы ряда исследователей, эмоциональное развитие человека не идет прямым и гладким путем.

Поскольку существуют тесные и сложные нервные связи между мыслящей корой большого мозга и чувствующей лимбической системой, каждое взаимодействие с окружающим нас миром всегда окрашивается эмоциональным оттенком. Та или иная окраска зависит от индивидуального опыта данного человека, в том числе от вещей, известных лишь ему одному. Даже в случае обобщенных эмоций, как страх или эйфория, их содержание определяется тем, что человек узнал и как он интерпретировал какое-либо событие, основываясь на этом знании.

Сейчас много разработок, теорий, которые раскрывают суть стрессовых, конфликтных ситуаций, т.е. проблем, связанных с отрицательными эмоциями, а не с положительными. Это лишь потому, что последние меньше изучены как на психологическом, так и на физиологическом уровне. К тому же представление о «вознаграждении» и о механизмах его достижения чрезвычайно сложны. Мы знаем, что некоторые люди получают удовольствие в отказе от того, что большинство из нас считает удовольствием, и - наоборот.

Итак, эмоции - это психическое отражение в форме непосредственного пристрастного переживания жизненного смысла явлений и ситуаций, обусловленного отношением их объективных свойств к потребностям субъекта. Простейшая форма эмоций - так называемый эмоциональный план ощущений - непосредственные переживания, сопровождающие отдельные жизненно важные воздействия (например, вкусовые или температурные) и побуждающие человека к их сохранению или устранению. В экстремальных ситуациях, когда человек не справляется с возникшей ситуацией, развиваются аффекты. Эмоции по происхождению представляют собой форму видового опыта: ориентируясь на них, индивид совершает необходимые действия, целесообразность которых остается для него скрытой. Эмоции важны и для приобретения индивидуального опыта. В этом случае эмоции вызываются ситуациями и сигналами, предшествующими прямым вызывающим эмоциональным воздействиям, что позволяет заблаговременно к ним приготовиться.