VII Международная студенческая электронная научная конференция
«Студенческий научный форум» - 2015
 
     

АРХИВ "Студенческий научный форум"

2009

2010

2011

2012

2013

2014

2015

МОДЕЛИРОВАНИЕ СУФИЙСКОГО РАДЕНИЯ В КОНЦЕРТЕ «ЗИКР АЛЬ-ХАКК» МУСТАФО БАФОЕВА
Банникова Е.К.
Текст научной работы размещён без изображений и формул.
Полная версия научной работы доступна в формате PDF


Устойчиво суждение, что музыка – это универсальный язык. Однако, подобное «мнение о музыке как универсальном, не знающем границ языке, которому культурные различия сообщают лишь дополнительное красочное многообразие» Г. Орлов в своей книге «Древо музыки» считает широко распространенным предрассудком и ссылается на солидарную с ним точку зрения американского фольклориста А. Мерриама: «В мире существует множество музыкальных общин . Многим из них взаимопонимание недоступно»1. В итоге следует говорить о том, что в музыке, как и в любом другом языке2, существует множество диалектов, которые отражают ментальность его носителей.

Именно поэтому погружение в культуру Востока всегда представляет сложность для исследователя, который принадлежит другой культуре. Чтобы понять и оценить такое сочинение как концерт «Зикр Аль-Хакк» Мустафо Бафоева, необходимо пройти следующие этапы: осознать такое религиозное явление как суфизм и его главный обряд – зикр (включая терминологию, духовный контекст, структуру обряда, специфику музыкального компонента), определить отношение композитора к традиционной культуре, отметить специфику тембров, звукоизвлечения, сравнить элементы зикра-обряда и одноименного концерта.

Мустафо Бафоев (р. 1946) – один из ведущих современных композиторов Узбекистана. Родом из Бухарской области республики. Эти места имеют очень древнюю и богатую историю, которая отсчитывается с VI века до н. э. Через Бухару пролегал Великий шелковый путь, она была завоевана Александром Македонским, а с приходом арабов в VII веке там распространился ислам и начали возводиться многочисленные культовые комплексы мечетей и минаретов. В творчестве Мустафо Бафоева всегда вдохновляла среднеазиатская культура, однако религиозная и «бухарская» тема стали интересовать по-настоящему глубоко именно в поздний период творчества.

Образование М. Бафоев получил в Ташкентской консерватории, в 1969 году окончив ее по классу гиджака, а в 1977 году по классу композиции, а также спустя два года ассистентуру-стажировку (под руководством профессора Б.Ф. Гиенко). С 1969 года работал в Бухарском педагогическом институте преподавателем кафедры музыки и пения, с 1977 года – преподавателем теоретических дисциплин в Бухарском музыкальном училище. С 1979-1980 преподаёт дирижирование на кафедре узбекских народных инструментов Ташкентской консерватории. Одновременно является главным дирижёром и художественным руководителем оркестра узбекских народных инструментов им. Д. Закирова при Узгостелерадио. Композитору присуждены звания заслуженного деятеля искусств Узбекистана (1995), лауреата Государственной премии им. А. Кадыри (1997).

Список сочинений Бафоева включает симфонические произведения3, вокально-симфонические4, произведения для оркестра узбекских народных инструментов5, хора a capella6, театрально-сценические произведения7. При беглом взгляде на список сочинений М. Бафоева можно сразу отметить несколько моментов: внимание композитора к воссозданию в музыкальном искусстве древних и современных религиозных обрядов и мусульманских практик, память о великих (Омар Хайям, Аль-Фаргони, Аль-Хорезми), обращение к фольклорным персонажам мусульманского Востока (Ходжа Насреддин). Что касается звуковой среды, то это – использование специфического традиционного инструментария, воссоздание звучания восточных инструментов с помощью традиционных европейских («тембровое моделирование»).

Бафоев – «излучатель» своей культуры, не чурающийся, тем не менее, легких соприкосновений с чужой культурой. Диалог Востока и Запада – одна из основных задач композитора. Это отражено в создании таких сочинений-«симбиозов» как «И.С. Бах в Сахаре», «Ходжа Насреддин и Карменсита в Бухаре», или в использовании цитаты из Девятой симфонии Бетховена в цикле «Шелковый путь в моем воображении».

Наше внимание привлек концерт для тенора альтино, мужского хора и камерного оркестра «Зикр Аль-Хакк», созданный в 2002 году.

Зикр – древний суффийский религиозный обряд, заключающийся в многократном повторении молитвенных формул, прославляющих Бога Аллаха. Слово «зикр» упоминается в Коране: «О те, которые уверовали! Поминайте Аллаха (сердцем, устами и в делах) многократным поминанием» [33:41]8. Несмотря на то, что зикр часто противопоставляют фикру – безмолвной духовной практике или медитации – он также существует в двух разновидностях: тихой – «хафи» (воспоминание про себя) и громкой – «джахр» (упоминание, поминовение вслух). Громкий зикр имеет еще одно наименование – «зикр пилы»9. Как пишет А. Джумаев, для него свойственны крайняя экзальтированность, истовость, архаичность, наличие специфических звуковых эффектов, воспроизводимых горловым пением, звукоподражательность, экстатический танец [2].

Прославление Аллаха совершается с помощью устойчивых фраз, озвучивающих девяносто девять различных имен Бога. «Аль-Хакк» – одно из них (в переводе с арабского «Истинный, Настоящий»). Имена Бога скандируются певцом-хафизом определенное число раз («як зарб» – один раз, «ду зарб» – два, «се зарб» и «чор зарб» соответственно – три и четыре). Кроме того, во время зикра могут произноситься поэтические тексты древних суффийских авторов10.

Однако зикр предполагает не только распевание молитвенных формул. Это многокомпонентный обряд, включающий в себя:

  • определенную молитвенную позу (джалса) и движения тела (покачивания головой, корпусом или танцы «кружащихся дервишей»);

  • специфическую технику дыхания и произнесения звуков (так, например, звук «ха», соответствующий на письме двадцать шестой букве арабского алфавита (ه) и цифре «пять», имеет важное сакральное значение11);

  • музыкальное сопровождение инструментального ансамбля12 (ударный, духовой и струнно-щипковый инструмент – например, дойра, най и танбур).

Итак, обряд зикра синкретичен в своем синтезе трех компонентов – музыки, слова и движения.

В этом свете иначе открывается жанровое обозначение «Зикра» М. Бафоева – концерт-действо. Хотя во время исполнения участники не двигаются, «театральную» составляющую можно услышать в самом звучании, в чередовании хоровых и сольных эпизодов, где между исполнителями «распределены» роли участников традиционного обряда зикра – хафиза и закиров. Обряд таким образом «моделируется» в инструментальном произведении. Попытаемся выделить основные характеристики этой модели и их воплощение в сочинении М. Бафоева13.

  • сакральность места исполнения, непременно священное пространство. Обряд зикра проводится в ханаках или мечетях – в концерте Бафоева моделируются акустические особенности этих помещений. Струнные с помощью алеаторических приемов создают сонорное поле, «звучащий фон», что создает особую акустическую модель с пространственным эффектом реверберации. Этому же способствует и электронная амплификация голоса;

  • «статика» времени – погружение в процесс обряда может занимать от 2-3 часов до нескольких суток. Бафоеву в его концерте удается создать ощущение времени, подобное статике, остановленности, состояние пребывания (средствами сонорики, с помощью ритмического и мелодического остинато). Но при этом весь процесс погружения в одно состояние он «сворачивает» до двадцати минут, т.е. во временные границы, естественные для европейского восприятия.

  • для обряда характерна последовательная смена медитативного и активного модуса – в концерте Бафоева этому соответствует составной характер формы, чередующий сольные, хоровые и инструментальные эпизоды.

  • структура обряда предполагает несколько этапов: показ усуля, четыре хоровых эпизода-талкина, ракс, плачи-стенания. Та же модель используется Бафоевым в концерте.

  • ритмоформулы-усули как музыкальная канва зикра (ритмическое остинато). Подобно талам в индийской раге, в зикре существуют свои ритмоформулы – усули. Ритм как наиболее «физический» музыкальный компонент, след архаического сознания имеет в обряде зикра важнейшее значение. Своими остинатными формулами он организует процесс дыхания и движения, помогает достигнуть состояния экстаза, задает «модус» звучания. Наравне с ладом усуль является важнейшим фактором формообразования музыкальной материи зикра. Ритмоформулы организуют и звучание концерта «Зикр Аль-Хакк» - всего их четыре. Усули являются как бы опорными столбами композиционной драматургии сочинения, встречаясь на определенном временном расстоянии в различном тембровом звучании;

  • зикральные тексты: четырехкратные речитативные формулы скандирования имен Аллаха, «архаичные звуковые фонемы, ритуальные возгласы типа “йо оллох, йо оллох”» [1];

  • тембровое моделирование – «роли» традиционных инструментов исполняют академические (батарея ударных и фортепиано выполняют функцию дафа, скрипка соло – танбура);

  • достижение кульминационной точки – ауджа14;

  • главная цель зикра – «достижение единения с Богом и созерцание Его красоты». По словам А. Джумаева, «зикр - это такое поминание Бога, которое в буквальном смысле рождается в сердце суфия, а затем исторгается оттуда с рыданиями и мольбой». Содержание концерта композитор М. Бафоев формулирует сходным образом: «Это мольба человечества Аллаху о прощении грехов, в форме зикра-транса через танец-движение. Благодаря остинатному ритму и многоразовому повторению слов на речитативной основе музыка оказывает магическое действие на слушателя». В сочинении Бафоева эквивалентом рыданий выступает аутентично представленная вокальная партия со специфической трактовкой тембра, интонационности, манеры пения, характерных для муэдзинов и хафизов.

Концерт «Зикр Аль-Хакк» Мустафо Бафоева являет собой своеобразный «перевод» опыта Востока на язык европейского инструментария, логики, формообразования и современных европейских музыкальных техник, и может быть отнесен к жанру так называемого «музыкального обряда», получившему распространение в европейской музыке второй половины ХХ века.

Список литературы:

  1. Абрарова М. О некоторых аспектах проблемы «композитор и фольклор» в узбекском профессиональном музыкальном творчестве на рубеже ХХ-ХХI веков. » [Эл. ресурс]: http://musicnews.kz/o-nekotoryx-aspektax-problemy-kompozitor-i-folklor-v-uzbekskom-professionalnom-muzykalnom-tvorchestve-na-rubezhe-xx-xxi-vekov/ (Дата обращения: 20.01.2015)

  2. Джумаев А. Зикр в теории и практике Яссави и яссавийя [Эл. ресурс]: http://www.tyurk.ru/file4_3.shtm (Дата обращения: 20.01.2015)

  3. Исламский энциклопедический словарь / ред. – А. Али-заде. М., Ансар, 2007. [Эл. ресурс]: http://slovar-islam.ru/books/v.html#5Vadzhd (Дата обращения: 20.01.2015)

  4. Чахвадзе Н. О "Лирической поэме" В.А. Успенского и её роли в истории узбекской симфонической музыки // Проблемы музыкальной науки 2013 №2 (13). С.12-17.

  5. Чахвадзе Н. Русский композитор и Восток: особенности взаимодействия. Дисс. доктора искусствоведения. Магнитогорск, 2012.

  6. Шахназарова

  7. Эрнст К. Суффийские танец и музыка. Глава из книги «Суффизм» [Эл. ресурс]: http://www.universalinternetlibrary.ru/book/ernst/8.shtml#22 (Дата обращения: 20.01.2015)

  8. Юнусова В. Ислам - музыкальная культура и современное образование в России : монография / В.Н. Юнусова. - М. : Хронограф, 1997. - 150 с.

1 Alan P. Merriam Anthropology of Music / Northwestern University Press (1964)/. P. 10 Цит. по: Орлов Г. Древо музыки. СПб.: Композитор, 2005. С. 30

2 Напомним, что на позиции «музыка как языковая система» настаивали многие крупные ученые, в том числе М. Арановский, Ю. Кон, А. Михайлов и др.

3 Например, «Легенда о Шираке» (1975), «Симфонический маком» для тенора и оркестра на ст. Хафиза (1978), 5 рубаи для баритона и камерного оркестра, ст. Навои (1979), Симфония «Газель» для солиста, мужского хора, струнных и ударных на ст. Навои, Машраба, Фурката (1980), Симфония № 2 «Памяти Авиценны» (1984), Симфония №3, посвященная 100-летию Хамзы (1987), Симфония № 4 «Мовароуннахр» (1991), Симфония №5 «Алишер Навои» (1992) и др.

4 Например, оратория «Бухоронамэ» (1977), оратория-балет «Ритуалы зароастрийцев» для солистов, хора и оркестра (1995), поэма «Ташкент – светоч Востока» для солистов, хора и оркестра (1984), поэма «Цветущий Узбекистан» для солиста, хора, оркестра (1985) и др.

5 Например, Поэма для кашгарского рубаба и оркестра (1980), Концерт-поэма для дутара с оркестром (1989), Поэма для уда с оркестром (1991), Хорезмское капричиио для фортепиано и оркестра, «Бухороча занг» концерт для оркестра (1999), 8 музыкальных картин по прочтении «Алпомиша» (1999) и др.

6 Например, поэма «Фрески» для солиста и хора на ст. Авиценны (1980), хоровая поэма «Отзвуки макома» на ст. Увайси (1982), поэма-кантата «Учёный» памяти аль-Хорезми для солиста и хора на ст. Дж. Камала и др.

7 Например, опера «Омар Хайям» (1987), «Великий шёлковый путь» для фортепиано и компьютера (1995), телеопера-дастан «Священная Бухара» (1997), Опера «Небо моей любви» («Аль-Фаргони», 1998) и др.

8 Коран. Перевод смысла аятов и их краткое толкование Абу-Адель. C. 695 [Эл. ресурс]: http://d1.islamhouse.com/data/ru/ih_books/single/ru_Quran_Abu_Adel_na_russkom.pdf (Дата обращения: 25.12.2014)

9 Как нам кажется, именно эта разновидность зикра стала моделью для симфонического сочинения Бафоева. Легенда о происхождении названия гласит, что оно связано с мученической смертью пророка Закарийи. Закарийа, спасаясь от преследовавших его врагов, спрятался внутри толстого дерева. Враги же, догадавшись об этом, распилили дерево пилой. Как пишет А. Джумаев, «смертельные крики и хрипы пророка Закарийи послужили основным источником сознательной звуковой имитации у многих практикующих этот вид зикра» [2]. Также исследователь указывает, что согласно этнографическим сведениям позднего времени, легенда о Закарийи была хорошо известна участникам зикра в городах и сельских районах Средней Азии.

10 Например. Яссави, Навои, Бабарахима Машраба, Суфи Аллахйара, Хувайдо, Мавхи, Фурката, Фузули, Джами,

11Об этом пишет А. Джумаев в своей статье «Зикр в практике ясавийа», где приводит разъяснения Абдурахмана Джами о том, что буква "ха" «есть указание на сокровенную сущность Божью, произносится каждым живым существом при вдыхании и выдыхании», составляет основу имени Аллах, и, «таким образом, следует познать, что всякое дыхание есть славословие Богу, и, упражняясь, дойти до того, чтобы каждый вздох совершался не иначе как молитвенный обряд» [2].

12 Или только одного из указанных инструментов (чаще бубна).

13 Как мы предполагаем, в традиционном концертном жанре композитор ориентируется на обряд зикра и во многом реализует его структуру.

14 Аудж (ваджд) - в суфизме состояние религиозного экстаза и выхода за пределы своего существа, в котором пребывает «опьяненный» Божественной любовью. Для духовно возвышенных людей ваджд – это естественный и закономерный результат взаимной любви между «влюбленным» и Истинным (аль-Хакком) [3]